Александр Лукашенко о походе ВС РФ на Киев, отношениях с Путиным и с Зеленским, переговорах в Минске — Новости для меня

Александр Лукашенко о походе ВС РФ на Киев, отношениях с Путиным и с Зеленским, переговорах в Минске

 Александр Лукашенко о походе ВС РФ на Киев, отношениях с Путиным и с Зеленским, переговорах в Минске

Интервью президента Белоруссии Александра Лукашенко вызвало большой резонанс и растащено на цитаты. Разговор с вице-президентом информационного агентства Assoсiated Press Яном Филлипсом был резким и откровенным. Журналист не стеснялся задавать острые вопросы. А Лукашенко спорил и доказывал свою правоту. Мы решили дать самые интересные места из этого большого интервью главы белорусского государства.

Будет ли Белоруссия участвовать в СВО России?

В интервью Александр Лукашенко дал чётко понять, что Белоруссия не намерена принимать участие в спецоперации России на Украине, потому что в этом он не видит никакой необходимости. По словам президента Белоруссии, всё, что республика сделала для России, уже сделано. Но он обратил внимание на то, что ситуация на границе Белоруссии с Польшей усугубляется. И в недавних учениях НАТО в Польше и Прибалтике было задействовано 32 000 военнослужащих в отличие от последних, когда там приняли участие всего 3200 военных стран НАТО. Налицо резкая эскалация. И заметил: «Развязывать какой-то конфликт, какую-то войну здесь, на Западе, абсолютно не в интересах белорусского государства. Таким образом, Запад может спать спокойно».

На вопрос, не сожалеет ли он, что позволили использовать территорию Белоруссии для СВО, Лукашенко ответил: «Я не понимаю, зачем украинцам нужно было провоцировать Россию. Ведь отношения развивались нормально, они шли до такой степени, что можно было договориться по всем вопросам. Я говорю это как человек в курсе. Я был в процессе всё время. Я разбираюсь в предмете лучше, чем кто-либо другой, и видел, что можно договориться, но начиная от личных оскорблений в адрес российского руководства и заканчивая различными экономическими провокациями давления и издевательств над русским народом на Украине. Я говорю об ущемлении русского языка и давлении на людей на востоке Украины, я всё это видел. Я просто не понимаю, зачем это нужно Украине. Таким образом, Украина спровоцировала Российскую Федерацию. Я не буду перечислять все факторы и факты, известные всему мировому сообществу. Ну, они получили то, о чём просили. Да, сегодня можно сказать, что вы и американцы подталкивали их к этим действиям. Это верно с геополитической точки зрения. Американцы ушли из Афганистана. Многие из задействованных там оперативников должны были быть развёрнуты где-то ещё. Но это самый минимум. Поэтому они решили оказать давление на Украину. Но самое главное — это геополитический аспект. Мы видим это сейчас: США хотят воспользоваться моментом, втянуть в это своих союзников и утопить Россию в войне на Украине. Это их цель. Мы (США) должны иметь дело с Россией, а затем с Китаем»

О подготовке Украины к войне с Россией

Лукашенко обратил внимание английского журналиста на то, что Украина накануне последней избирательной кампании подготовила на своей территории кучу боевиков. «Тренировались поляки, латыши, литовцы и, прежде всего, украинцы. Они обучали этих бойцов там. Они отправляли сюда оружие вместе с боевиками. Ни один человек не был задержан. Они свидетельствовали о том, где, кто и как, детали. И забудьте о них, если вы хотите сказать мне, что они находятся в тюрьме, на них давят и так далее. Но есть много фактов, когда сами украинцы, сами украинцы, а не простые люди, рассказывали, как они готовились воевать в Беларуси и кто их готовил — это была СБУ», — заметил президент Белоруссии.

По словам Лукашенко, он всегда считал, что «мы три народа из одного корня дерева, мы произрастаем из одного корня». И поэтому он не приемлет войны. По словам президента, украинцы построили четыре ракетных пусковых площадки «Точка-У», нацеленных на Белоруссию. Эти площадки были выявлены россиянами и поражены за 30 минут до начала военной операции. Лукашенко уверен, что его не в чем упрекнуть, а вот США и Запад вместо того, чтобы содействовать прекращению войны на Украине, обостряют ситуацию, поставляя оружие.

Лукашенко признал, что пока на стороне России одна страна — Белоруссия, а против России «целых 50 государств, которые поставляют оружие, финансы и наёмников».

Что произошло в Буче?

Журналист задал Лукашенко и вопрос о том, намерен ли он обсуждать с Владимиром Путиным «зверства» в украинской Буче. И нарвался на резкий ответ: «Перестаньте лгать, перестаньте лгать. Не стоит приводить в пример Бучу. Вы выбрали не того человека, чтобы спросить об этом. То, что произошло в Буче, я не знаю, насколько вы погружены в это, у меня нет доказательств причастности Reuters (SIC) к этому. Не только Reuters, но и Associated Press. Я не могу обвинять Ассошиэйтед Пресс. Но мы знаем, кто организовал эту акцию… Мы контролировали приезд туда британцев, в основном британцев, которые были в машинах. Мы увидели четыре машины. Мы дали россиянам номера прибывших из Львова автомобилей, которые снимали в Буче, а затем вбросили свои видео в информационное пространство».

Лукашенко призвал не упрекать Россию, так как война идёт не на территории России. Война идёт на территории Украины. И руководство страны должно быть в первую очередь заинтересовано в том, чтобы мирные жители не умирали.

Почему не сработали Минские соглашения?

Лукашенко напомнил журналисту, что в Минске были достигнуты договорённости по развязке конфликта на Донбассе.

«Если бы Украина соблюдала эти договорённости, то сегодня Украина существовала бы в границах советской эпохи. Войны бы не было, третьи выборы прошли бы в Донецке на Донбассе. Извините за откровенность, украинцы провели бы его так, как хотят. Большие вопросы нужно решать спокойно, шаг за шагом. Пётр Порошенко этого не сделал. Я много раз был посредником между Путиным и Порошенко и даже между нынешним президентом Володей Зеленским и Путиным. Я являюсь свидетелем того, как выполнялись соглашения, потому что я передал определённые сообщения обоим. … Но я вижу, что Украина не была полна решимости решать проблему шаг за шагом, что привело к войне. Поэтому, если вы говорите о каких-то зверствах на Украине, обращайтесь в первую очередь к полякам, например, Соединённым Штатам Америки и Великобритании. Если вы заинтересованы в том, чтобы война на Украине закончилась — США и Великобритания — это можно сделать в течение недели или даже раньше. Но вас это не интересует».

О том, что и кто стоял за обвинениями России в «резне в Буче»

Журналист продолжил тему насилия во время войны, в частности спросил, почему Александр Лукашенко настаивает на том, что резня в Буче была постановкой?

Лукашенко ответил: «Поверьте, я знаю, что там происходило, лучше, чем вы. Я предложил вам то, что я знаю, свою собственную версию. хотя эта версия основана на конкретных фактах. Если вы не верите в это, ну, Бог с вами, я не могу заставить вас поверить. Ну, тогда вы воспринимаете это как одну из точек зрения. И то, что есть дезинформация, я понимаю это и принимаю это в штыки, потому что идёт война. Это война сегодняшнего дня — гибридная война — она начинается со СМИ и продолжается средствами массовой информации, которые являются мощным оружием. Они сопровождают военные операции. Я тоже это понимаю. Я не очень хорошо это воспринимаю, но понимаю, но как вы понимаете, что в Интернете, в других традиционных СМИ, вы вообще закрыли разные точки зрения? Хорошо, вы не хотите слышать или слушать меня или Беларусь. Нами могут пренебрегать, хорошо. Но прислушайтесь к другой стороне, к точке зрения России. Почему российских журналистов везде блокируют? Почему вы закрываете им рот? В конце концов, на ваших платформах, контролируемых Западом и Соединёнными Штатами Америки, ресурсы огромны, намного больше, чем у нас или у русских. Вы вообще не допускаете другой точки зрения. И не дай Бог ужалить вас на что-то с точки зрения, отличной от вашей — вы моментально блокируете всевозможные аккаунты сайтов и так далее».

Об отношениях с Владимиром Путиным

Журналист предлагает не обсуждать спорную тему о событиях в Буче и интересуется, как складываются отношения Лукашенко и Путина. Глава Белоруссии признаёт, что с Владимиром Путиным их связывают «тесные открытые и дружеские отношения». Отношения эти, по словам Лукашенко, отмечены честностью и искренностью. Он всё говорит Путину прямо в лоб, без каких-либо подходов. Говорит как старшему брату.

«И там нет обиды и нет никакого восприятия. В противном случае у нас были бы сложные отношения, или, может быть, у нас их бы вообще не было. Так что он прямо со мной, и я прямо с ним, рассказывая ему всё, что я думаю. Ну, конечно, я не могу вам сказать, о чём я говорю с Путиным, но у нас очень достойные честные и открытые отношения, особенно сейчас. Мы вместе проехали через Беларусь в 2020 году. Мы пережили с ним 2020 год. Он заботился о том, что здесь происходило. Слава богу, мы справились с этим. И когда я попросил его поддержать меня, если это необходимо, вопросов не было вообще. Даже с точки зрения наших личных отношений. Почему я должен поддерживать вас, американцев, Запад, которые с каждым месяцем вводят всё новые и новые санкции — незаконные санкции против Беларуси». — резюмировал Александр Лукашенко.

И продолжил: «Мы можем говорить на любую тему. Мы садимся за ужины и обеды вместе, и можем легко обсудить все проблемы: личного характера, мою семейную ситуацию, его семейную ситуацию… [а также] на государственном уровне, проблемы России, проблемы Беларуси. Недавно мы с ним здесь разговаривали, и он задал мне вопрос: вы когда-нибудь были на Дальнем Востоке? Я был во Владивостоке. Пожалуйста, расскажите мне своё мнение. Он снова посмотрел на меня и спросил: каково ваше мнение, как там живётся, что ещё им нужно, чего им не хватает? Как Вы оцениваете то, что сделано на Дальнем Востоке? Я открыто рассказал ему о своих впечатлениях. Мы говорим об Украине, я ему откровенно рассказываю, как я её вижу…

В наших отношениях нет грубости. Дело в том, что у наших отношений были свои взлёты и падения, и мы часто спорили. Путин более сдержанный человек, и он имеет право быть им. Он часто упрекает меня: смотрите, это не должно было быть обнародовано, вынесено в общественное достояние, чтобы это можно было обсуждать открыто. Я более открытый человек, как вы очень хорошо знаете. Так происходит взаимообогащение, мы находим точки соприкосновения, мы всегда находим золотую середину. Будь это то, что я учусь у него быть спокойнее, или что он выражает себя более открыто, и так далее. У нас были причины не соглашаться, и эти причины не исчезли до сих пор. Мы говорим о них. Я иногда даже привожу ему пример. Я говорю, посмотрите, как американцы и европейцы поддерживают Украину и друг друга, как они — и это ключевое — создают равные условия для всех стран. Литва, Латвия — Американцы и немцы уже сыты по горло Латвией, но тем не менее терпеливо поддерживают её, как и договаривались. Что касается нас, то у нас до сих пор нет равных условий для людей и хозяйствующих субъектов, для компаний, даже во время санкций. Мы обсуждаем это открыто, мало-помалу, но мы движемся вперёд.

Я понимаю проблему России. И это вековая проблема равных условий. Мы строим союз, мы поставили перед собой задачу построить союзное государство, но должны быть равные условия для людей, предприятий, компаний и бизнеса. Должно быть, но это ещё не так, и это главный камень преткновения. Это было связано с ценами на газ, нефтяными ресурсами, выходом на рынки РФ… Мы спорим. Я часто говорил Путину: извините, я, наверное, зашёл слишком далеко, сказал не то и так далее. И мы придём к выводу, что даже американцы и англичане не могут этого сделать, потому что у них нет таких же близких отношений, как у него и у меня, поэтому они не могут открыто выражать свою точку зрения таким образом. Но у нас — и вы это заметили, мистер Филлипс — у нас никогда не было разногласий по принципиальному вопросу. И главный вопрос — это оборона и безопасность наших государств. Мы всегда говорили об этом одним и тем же голосом», — заключил Лукашенко.

Как проходил поход армии РФ на Киев

Журналист снова поднимает тему зверств в ходе войны. И интересуется, обсуждают ли это два руководителя. Лукашенко не уходит от ответа, но самое интересное заключается в том, что он раскрывает некоторые детали похода российской армии на Киев. Их стоит привести в подробностях: «Но я вижу из первых рук, как ведут себя русские, особенно на севере, где они вошли [на Украину] с белорусской территории. Мы видели, как они вошли. Они не тронули ни одного мирного жителя. Но русские желаемое приняли за действительное: [они думали, что] украинцы такие добрые, терпимые, хорошие и так далее. Каким-то образом они доберутся до Киева, подойдут к Киеву и выйдут на какое-то соглашение. Но потом, знаете, когда украинские десантно-штурмовые группы, партизанские отряды стали наносить удары в первую очередь не по передовым частям военных, а по тем, кто доставлял продовольствие, бензин, керосин и так далее… на самом деле, люди, которые были наполовину гражданскими лицами… ну, тогда. Ещё раз, я не осуждаю здесь ни украинцев, ни русских. Я просто говорю вам, что было достаточно того, что вы называете зверствами со всех сторон. Потому что идёт война, и когда ваш военный товарищ убит прямо рядом с вами — сержант, рядовой, будь то американец или кто-то ещё — вы знаете реакцию человека, который остаётся в живых. Так что вы, вероятно, в чём-то правы. Возможно, вы правы во всём, что формирует западную точку зрения. Но дело не в этом, мистер Филлипс. Дело в том, что мы должны остановить войну сегодня или завтра, потому что сегодня это возможно. Знаете ли вы, почему это возможно? Потому что эскалация не достигла более высокого качественного уровня, потому что Россия ещё не применила более серьёзные вооружения. И у России они есть. Я не говорю о ядерном оружии».

Почему не надо злить Россию?

Лукашенко предупредил Запад: не злите Россию, у неё есть достаточно новых средств ведения войны. «У России огромный арсенал, и я знаю его лучше, чем вы. Мы не можем допустить, чтобы этот конфликт перешёл на более высокий уровень — потому что ни НАТО, ни американцы за тысячу километров не помогут Украине, отправив старое или даже современное оружие. Это не поможет Украине, это не поможет. Не потому, что украинцы не способны, они просто не будут обучены использовать это оружие. Я знаю, сколько вашего оружия — то есть американского оружия, западного оружия, в том числе современного, такого как Javelin или артиллерия — я знаю, сколько из него захватывают русские. Боюсь сказать больше. Поэтому украинцы не будут успешными, и американцы понимают это лучше, чем кто-либо другой. России, несмотря на все трудности, суждено победить. Поэтому мы должны остановиться и договориться. Это возможно сейчас, пока конфликт не перешёл на новый этап, как я уже сказал, на новый качественный этап.

Где остановится российская армия на Украине?

Журналист интересуется, как может закончиться война на Украине. И ответ Лукашенко даёт в иной плоскости. По его словам, «когда речь идёт о восточной части [Украины], это можно легко решить. Даже сегодня. Ни Россия, ни Украина не решат этого, а решат люди, которые там живут. Я очень сомневаюсь, что они захотят воссоединиться с Украиной. Они очень боятся, так как понимают, что с ними будет, как с ними будут обращаться. Вот почему восток Украины, Донбасс, Луганск, теперь могут быть оттеснены обратно в Украину — быть составной частью Украины — только силой. Мы пропустили — как я говорю с 2015 года — мы упустили момент. Вот почему необходим более длительный период. Период, в который нужно будет завоевать интерес этих людей к жизни в Украине. Сегодня там есть независимые государства, они заявили о себе — проводите любой референдум, который вы хотите, люди подтвердят независимость Луганской и Донецкой республик. Мы должны примириться с этим. Мы должны согласиться. Мы не должны оттеснять их обратно в Украину, это безнадёжно. Это не будет способствовать прекращению этого конфликта, но усилит его, приведёт к эскалации. Вот и всё по делу.

Что касается дипломатии, то мы с Путиным позавчера обсуждали эту тему. Я не только знаю об этом, но и Путин подробно рассказал мне о тех предложениях, которые были поданы Украине, украинскому руководству. Ответа не последовало. Вот что он мне сказал: ответа не было. Так как же украинское руководство хочет остановить войну дипломатическими средствами? По-видимому, это не так. Или… возможно, дело не в том, что украинское руководство не хочет, возможно, не может. Это не может быть по одной причине. Потому что сегодня Украиной правит не Зеленский. Надеюсь, он не обиделся на это, это моя точка зрения, возможно, я ошибаюсь. Это вы там отвечаете. И если вы скажете, если Джо Байден скажет: хорошо, ребята, у вас была война — как мы говорим по-русски, вы испортили друг друга — теперь давайте прекратим её. Война никому не нужна. Война невыгодна. Тогда всё закончится в течение недели. Вы беспокоитесь о Луганске и Донецке — это будут первые шаги для того, чтобы провести реставрацию, и сделать первые шаги, чтобы определить, где будут жить люди. Для России Луганск и Донецк — это огромная ноша. У России в любом случае достаточно территории. Но Россия не может допустить, чтобы русскоязычные были унижены и угнетены прямо на своих границах».

О двуличии западной демократии

«Почему в Украине нельзя было пропагандировать такую толерантность? Почему год назад в Одессе сожгли 50 человек, которые думали иначе? Год назад, по-моему… один год, да? [Спрашивает вне камеры] Это случилось год назад в Одессе? да, юбилей недавно прошёл. Почему люди были сожжены? Они также открыто заявили, что „мы сожгли сепаратистов‟. (Было) молчание (в ответ). А как насчёт меня? Они вытирали о меня ноги в 2020 году, обвиняя в том, что я кого-то убил и так далее. А как насчёт [президента Франции Эммануэля] Макрона сейчас? Люди погибли после выборов. В вашем Капитолии расстреляли людей, женщину, которая пошла на войну за США. Почему тишина? Вы знаете, это не очень справедливо. Мы снова отвлеклись, но тем не менее, параллели, параллели, параллели. Вы говорите о зверствах. Вы задали мне вопрос, и я подумал, что американцы не должны говорить об этом. На моих глазах Ирак — я очень хорошо знал Саддама Хусейна. Я знал его очень хорошо. Более того, я скажу вам, что в последние месяцы он попросил меня передать вам, американцам, через посольство: „Я не хочу воевать с Америкой. Я готов. Нужна ли Америке нефть? Я сделаю всё необходимое, чтобы они получили нефть. Им это нужно, я сделаю это‟. Он был готов, почему вы его повесили? Возьмите ливийского лидера, возьмите сирийского лидера и эти страны. А как насчёт Афганистана. Как вы это называете? Как вы это называете, когда ваш самолёт взлетает, а люди падают с фюзеляжа и шасси на землю? Это не злодеяние? А как насчёт свадьбы? Идёт обычная свадьба, американский беспилотник наносит удар, и люди погибают. Позже они извинились, но какой смысл извиняться? Как вы это называете? Мы не собираемся говорить о зверствах или о чём-то ещё, это война, мистер Филлипс. Это война, где бы она ни была, в Афганистане, Ливии, Сирии, в Ираке, и её нужно остановить, а затем выяснить, кто прав, а кто виноват».

Применит ли Россия ядерное оружие?

«Применение ядерного оружия недопустимо, потому что оно рядом с нами, мы здесь, мы не за океаном, как Соединённые Штаты, поэтому это неприемлемо из-за этого тоже, а также потому, что это может разорвать Землю с орбиты, и она будет летать, кто знает куда. Именно по этой причине применение ядерного оружия является неприемлемым. Способна ли Россия на это или нет — вопрос, который нужно задать российскому руководству. Но, как я уже сказал, России суждено победить, Россия не только не проиграет. Россия не может проиграть эту операцию по определению. Мы должны исходить из этого. Какое оружие будет использовать Россия? Я могу высказать свою точку зрения. Это зависит не столько от Украины, сколько от вас, от НАТО. Там вы пересекаете красную линию. Я иногда спрашиваю Путина: есть поставки вооружений по железной дороге из Львова, из Словакии, Румынии и Польши, я спрашиваю его, почему поставки этого оружия не перехватываются, которые завтра будут направлены против российского народа, россиян, которые там воюют. Он по-прежнему осторожен. В конце концов, довольно элементарно заканчивать поставки. Он, скорее всего, не хочет глобальной конфронтации с НАТО. Воспользуйтесь этим, иначе военные отреагируют, даже если Путин этого не захочет. Российские военные будут реагировать на эшелоны авиации и других вещей, которые поставляют туда оружие. Поступая таким образом, вы втягиваетесь в войну на Украине. Вы боитесь и продолжаете говорить, что блок НАТО не будет воевать, он не ввязывается в войну. Вы уже там участвуете. Вы меня в чём-то упрекаете, называя агрессором вместе с Путиным. Вы были там агрессорами в течение длительного времени».

Будет ли война Белоруссии с Польшой?

«Я поделюсь с вами одной мыслью, которая не покидала меня в последнее время. Сумасшедшая идея, но мне кажется, что если другие страны, например, Польша, продолжат так себя вести, то мы — россияне, Белоруссия и Украина — будем бороться против вас вместе. Потому что уже определённые фигуры и политики в Польше затачивают свои сабли и видят Западную Украину в составе Польши. Расчленение Украины уже в их головах. Даже нынешнее руководство Украины не может себе этого позволить. В одиночку украинцы не смогут противостоять таким так называемым нынешним союзникам. Поэтому я не исключаю, что нам, трём славянским народам, в том числе и украинцам, придётся защищать целостность Украины. Для меня разрушение Украины и потеря целостности независимости Украины неприемлемы, и я сделаю всё, чтобы Украина оставалась в пределах своих границ. Таково и видение Зеленского. Так вы понимаете, это необычная сумасшедшая идея о том, что мы вместе будем противостоять полякам или кому-то ещё. В конце концов, для поляков, кто такие поляки? Это вы, американцы, с одной стороны, Англия, с другой стороны, вы взяли Евросоюз в тиски и крепко держите его, чтобы они не шумели. Так что время покажет. Это будет очень серьёзная эскалация, поэтому её необходимо остановить».

Почему Путин отказался нападать на Украину с Приднестровья?

«После первого конфликта после Крыма, первого столкновения из-за Луганска и Донецка и так далее. Россия не очень была вовлечена в этот конфликт, но тогда ничего. Путину предложили, на моих глазах, предложили ему пробраться в Приднестровье из Донецка, взять весь юг Украины и отрезать его от моря. За что они борются сейчас. Путин сказал, что нет, я не могу с этим согласиться. У него было много сторонников, чтобы избежать этой эскалации. Он мог бы сделать это очень легко в 2015 или в 2014 году. Я был свидетелем этого. И на этот раз он не намерен и не собирается оккупировать Украину и ставить её на колени. Одна из причин — не разваливать Украину так, чтобы в разных уголках Украины не было американцев, поляков, румын и так далее. Он этого не хочет. Он хочет видеть дружественную и целостную Украину. Я его полностью поддерживаю. Это тоже моя позиция. Но это должна быть страна, которая не создаёт проблем своим соседям. В этом и заключается цель данной операции. Честно говоря, я не думал, что эта операция затянется на этом пути. Но я не настолько погружён в эту проблему, чтобы сказать, идёт ли она по плану, как говорят русские, или так, как я это чувствую. Хочу ещё раз подчеркнуть, чувствую, что эта операция затянулась».

О президенте Украины Владимире Зеленском

«Я уже говорил, что у Владимира Зеленского нет собственного поведения. Итак, как я могу соотнестись? Хотелось бы, чтобы он был независимым человеком и понимал, что война идёт на Украине, а не в Америке, не в Польше, не в Белоруссии или России. Он неглупый человек. Сказать, что он дурак, или что он не понимает. Нет, он умный человек. Но он не может. Он не может из-за вас, как я уже сказал, но внутри страны также достаточно сил, которые просто помешают ему установить мир дипломатическим путём сегодня. Это моя точка зрения, я могу ошибаться, но я всё больше убеждаюсь в этом. Его поведение, я не знаю, что ему нужно быть президентом, пришло время побриться и нормально одеваться и показать украинскому народу и мировому сообществу, что с каждым днём он становится всё лучше и лучше. Он должен выйти из этого образа. Эта игра затянулась. Но он режиссёр, он актёр, он художник, он знает лучше. И он живёт в определённой ситуации. Я не погружён в эту ситуацию, как он, поэтому не буду его осуждать».

О санкциях против Белоруссии

«Мы заблокированы для поставок белорусских минеральных удобрений. Ну, послушайте в Америке, они сегодня пользуются большим спросом. Выросли цены не только на нефть, газ и минеральные удобрения, но и на продукты питания. Тем более в Европе. Почему мы окопались, как дураки, налагающие друг на друга санкции? Евросоюз запретил нашим автомобилям ездить в Евросоюз, потом мы запретили им передвигаться по территории Беларуси. Мы начинаем перегружать эти товары. Что мы потеряли от этого? Ничто. Наша логистика, логистические центры и склады получают хороший доход за счёт кого? За счёт западных поставщиков. Кому это нужно? Или Литва и Латвия закрыли порты для наших товаров. Да Бог с ними. Мы переориентируемся на Россию. Кому это нужно? Я не понимаю, зачем литовцам, латышам и полякам приходить к нам с вёдрами, бочками и банками и заправляться дизельным топливом и бензином. Здесь в три раза дешевле. Кому это выгодно? Это безумие политиков. За две недели безвизового режима для соседей, который мы ввели только с Литвой и Латвией, въехало более 19 тысяч человек. Это нормальные люди. Они покупают у нас соль, они покупают крупы, дизельное топливо и так далее. Кому они причинили вред? Даже в Америке сейчас непросто, поэтому и здесь это никому не нужно. Мы выживем. Всё, что мы производим сегодня на международных рынках, пользуется спросом, а значит, так или иначе будет продаваться по большей части в России. Поэтому я абсолютно убеждён, что мы выдержим. Конечно, санкции — это не сахар, не конфеты, не чай… Ваши санкции незаконны, особенно против Беларуси.

Вы упрекаете меня в том, что я агрессор, Путин номер один, а я Путин номер два. Но наши военнослужащие не убили в этой войне ни одного украинца и ни одного россиянина. И русские, и украинцы не убили ни одного белоруса. Странно, не правда ли? А ведь я инициировал эти переговоры. Я позвонил Зеленскому — я знал позицию Путина — и пригласил их в Беларусь. Однако потом Зеленский, как капризная девушка, решил искать другое место. Почему? Американцам это не понравилось. Как диктатор может организовать переговоры? Нет, они дали команду Зеленскому не ехать в Беларусь… Если я воюю, то это интересная война, где никто никого не убивает. Именно поэтому санкции должны быть прекращены. Давайте жить по-дружески».

Как можно остановить войну

«Я прямо сейчас вам скажу: этот конфликт должен быть остановлен. Это никому не нужно, люди умирают. Это должно быть остановлено. Я знаю позицию России на 100 процентов. Я принимаю позицию Запада. Интересы здесь уже столкнулись и вы даже этого не отрицаете. Я хотел бы, чтобы Запад прислушался. Плохой Путин или хороший Путин, Россия поступила правильно или неправильно. Повторяю: не сейчас. Теперь нам нужно остановить войну, тогда мы разберёмся. Сделайте шаг навстречу плохому Путину, сделайте этот шаг. Война никому не нужна. Это плохо и должно быть остановлено… Наш народ не приемлет войны, в том числе и я. Я не хочу этой войны, потому что, повторяю, сейчас тот момент, когда этот конфликт перейдёт на качественно новый уровень, и его будет трудно остановить, и не дай Бог дойти до ядерного конфликта. Вот и всё! Так что давайте прекратим это».

Материал взят отсюда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector